"Мама, я нашел майора Гутина..."

Илья Коган

Добрый день, уважаемые господа!

На днях мне довелось прочесть в газете «Вести» очерк «Тот, который не стрелял …»1 нашего афульчанина Лиона Наделя. С первых строк я "вцепился" в этот очерк и не «отцепился», пока не дочитал до конца: в герое очерка я узнал... Но расскажу по порядку.
Началось всё так :

18.08.41 немцы подошли к моему Запорожью и через Днепр стали обстреливать город на левом берегу. Назавтра снаряд попал в нашу квартиру, и был убит папа, который уже не вставал с кровати – туберкулёз легких завершал своё чёрное дело, что начали, но не закончили в 34-м славные чекисты …Поэтому мы не смогли эвакуироваться с эшелонами нашего коксохимзавода, где папа работал, кажется, замглавбуха. Смерть папы решила все проблемы – похоронив его в братской могиле возле дома, мы, т.е. мама и я пошли на завод, откуда на телегах отправились в никуда, т.е. на Донбасс, на ст.Алмазная, к маминой сестре тёте Соне. Алмазная казалась нам очень далёкой, желанной и почти недосягаемой – но мы добрались! Не сразу, не без потерь, но добрались! Отогрелись, отоспались, отмучились – думали, всё позади, ан нет, это были цветочки, только кончилось моё нормальное детство и началось военное, о котором до сих пор вспоминаю с содроганием, но об этом потом, на других листах бумаги, а сейчас – к очерку...

Фронт вползал в Донбасс. Немцы форсировали Днепр и шли уже по Донецкой степи, шли угрожающе быстро, мимо спящих курганов тёмных, в сводках информбюро замелькали названия больших и малых донбасских городов с простецкими деревенскими названиями : Горловка, Макеевка, Константиновка, Никитовка, Дружковка, уже под немцем моё милое Запорожье со взорванным Днепрогэсом ( Я видел на рассвете этот страшный гигантский «гриб» - не приведи Бог ещё увидеть такое! ) Уже оставлена столица Донбасса - Сталино, бывшая Юзовка, ныне Донецк – фронт подползает к маленькой станции Алмазная, что приютилась под боком у солидной Кадиевки, она же Серго, она же снова Кадиевка, она же Стаханов …Где-то месяц тому уехала с семьёй к сыну в Магнитогорск мудрая тётя Соня. Как она уговаривала маму тоже уехать! Мама наотрез отказалась – после смерти папы она очень сдала, сильно болела, надеялась на Днепр, на Бога, на чудо … Т.Соня с семьёй уезжали где-то в начале ночи, страшно завыл Азор, завыла и мама, но что-то изменить уже нельзя было. Весёлая была ночка! В последних числах ноября страшно загрохотало и под Алмазной. Посёлок вымер, а через полчаса, откуда не возьмись, наполнился бойцами, командирами (офицеры и солдаты, погоны появились только в 43-м ), забегали связисты с телефонными проводами, проползли несколько пушек. В нашем доме расположился штаб артиллерийского полка, стало шумно и как-то спокойнее : нас будут защищать, без боя не сдадут, чай, не какая-нибудь Горловка! Спустя какое-то время откуда-то появились котелки с обедом, угостили и меня ( мама куда-то вышла ), я тут же, у стола с телефонами, стал уплетать свою долю. И тут появился Он – высокий богатырь, наверняка в чинах, снял с плеча автомат ППШ, стащил с рук солдатские варежки, снял белый полушубок, ушанку - чёрная густая шевелюра, присел на корточки к горячей печке, протянул руки к огню – как хозяин, пришедший домой с работы. Славный мужик! На петлицах по 2 «шпалы» - майор, пушечки – артиллерист, на груди новенький орден Красного знамени – славный мужик! Все присутствующие по-деловому приветствовали, кто-то спросил, как там дела :


- Пока держимся…
- Смотрите, не сгорите, товарищ майор!
Что-то ответил, все засмеялись.
Согрелся, встал, заметил меня, несколько секунд смотрел, сдвинув брови :
- Как твоя фамилия, пацан?
-Коган…
-Живёшь в этом доме?
-Да.
-С кем?
-С мамой…
-Где она?
- Вышла …


Майор покачал головой :
-Зря вы остались, немцы Коганов не любят… Уходить Вам надо…
Поговорил по телефону, оделся, вытер росу на автомате, повесил на плечо:
- Я на батареи, вернусь через час – после паузы – если вернусь… Ушёл.
… Пришла мама, я рассказал ей о разговоре с майором.
-Покажи мне этого майора!


Майор через час пришёл, мама подошла к нему, я слышал их короткий разговор :


-Вы тут говорили с моим сыном … Я знаю, что немцы не любят коганов, а что, ивановых они любят?! И что нам делать?
- Ивановых они тоже не любят, а уж Коганов… Я сам из породы Коганов, моя фамилия Гутин, а Вам я вот что скажу –уходите! У нас ходят машины в Ворошиловск (бывш. Алчевск, ныне Коммунарск – прим.автора), сегодня вечером поедите. Я вам дам записку, там Вас посадят на машину, что идёт в Ворошиловград – это всё, что я могу для Вас сделать – и помогай вам Бог!


Это было спасение для нас – в Ворошиловграде ( бывш.Луганск, ныне Луганск ) жила мамина сестра тётя Нина с семьёй
Вечером зашёл Гутин:


- Давайте, машина ждёт, счастливо вам!
Хлопнул меня по плечу:
- Держись, Коган!


Больше мы его не видели…
Мы забрались в кузов видавшей виды полуторки. Там уже сидели 2 бойца. Было изрядно холодно, мы с мамой прижались друг к другу, наша одежонка с чужого плеча нас мало грела, но мы были счастливы – пока живём! Один из бойцов поинтересовался – куда, зачем едем? Мама рассказала, упомянула Гутина, спросила, знают ли бойцы его? Ответ был великолепным, исключающим любые разночтения :


- Гутин–то? Да за ним любой в огонь и воду пойдёт! Скажи, Петро!
- Да чего там говорить! Командир, шо твой Суворов! Да побольше бы таких – мы б сейчас по Берлину гуляли, колбасу с салом ели!

И поставил точку:
- Хоть и еврей, а командир геройский!


Назавтра к вечеру мы были уже у тёти Нины. Вот и вся немудрящая история. Потом, через полгода, была оккупация, побег с расстрела, освобождение, работа на восстановлении Сталинграда много чего было, но мы не забывали майора Гутина, мама долго ещё за него молилась, я несколько раз писал в «Комсомолку», в «Известия», ещё куда-то, но ответа не было, решили - погиб наш спаситель, война таких в первую очередь прибирала… Вот так, походя, между двумя боями спас женщину с сыном - и снова в бой… Прочтите о нём в приложении к газете « Вести», помяните добрым словом этого благородного, бесстрашного человека!


Здравствуйте, майор Григорий Гутин! Я счастлив, что через столько лет я нашёл Вас! Я рад, что Вы уцелели в этой страшной мясорубке, имя которой – война! Я рад, что в лице Вашего сына поблагодарил Вас за жизнь, которую Вы подарили мне и маме в те страшные дни ноября 41-го на станции Алмазная, в Донбассе!
Прощайте, полковник Гутин, дорогой мой Человек!
Вечная Вам память и вечная Вам слава! Вы навсегда в сердце моём, земля Вам пухом!


1.Приложение "Ветеран" газеты "Вести" № 4437 от 24.11.2010

Поделитесь своими впечатлениями и размышлениями, вызванными этой публикацией.

 

назад

на главную