Израиль - "страна подросток" - источник вдохновения

 

Александр Гурвич

Мама и война
Я ребёнок войны.
Я в эпохе прореха.
Не имея вины
Я несу её эхо.

Мы с друзьями пьём виски.
Я в Германии гость.
Но расстрельные списки
В меня вбиты, как гвоздь.

Это было в Ростове.
Я ходил в первый класс.
На соседнем заборе
Я читаю приказ.

Нет иной уже доли.
Нет иных уже дел.
Мы евреи по крови.
Нам идти на расстрел.

Моя бедная мама,
Ей всё надо уметь.
Ей с детьми утром рано
Предстоит умереть.

Ночь последняя в жизни.
Дети спят без забот.
Жить нельзя при фашизме.
Завтра немец убьёт.

Но случается чудо.
В город наши вошли.
Значит жить всё же буду..
Дня не бойся. Дыши.

Моя жизнь, как подарок.
Пока день не погас,
Ценен даже огарок.
Каждый вздох, каждый час.

Мы с друзьями пьём виски.
Я в Германии гость.
Но расстрельные спики
В меня вбиты, как гвоздь.

Антивоенное
«Даже победоносная война – это зло»
Отто Бисмарк

Мы дети лет военных
И не клянём судьбу.
«Парад» военнопленных
В Ростове-на-Дону.
Рука моя зажата
В родителькой руке.
Запомнилась мне дата:
Тот день – конец войне.
Идут враги вчерашние,
Теперь нам не враги.
Четыре года страшные
Остались позади.
И радость та без радости.
Они и мы одно.
И нет в победе сладости.
Победа лишь в кино.
И в душах смута странная.
Не ясен дальше путь.
Война та, окаянная!
Так в чём же её суть?
Идут они побитые.
Улыбки между слёз.
Их судьбы в наши влитые
Не в шутку, а в всерьёз.
Они и мы в обмане.
Великий тот обман.
Кто виноват в сей драме,
Ответ теперь нам дан.
В секретном протоколе
Две подписи внизу.
Не надо больше споров,
Кто начал ту войну.
Для немцев рабство кончилось.
На лицах только след.
Для нас ГУЛАГ закончится
Лишь через восемь лет.
Так есть ли победитель?
Что значит ЧЕЛОВЕК?
Ответ нам даст мыслитель,
Быть может, через век.

Этюд
Как хорошо жить без войны.
И быть не бедным, не богатым.
Как хорошо жить без вины
И быть ни в чём не виноватым.
Как хорошо ходить на площадь,
Где крутят старое кино.
И ощутить почти на ощупь
То время, что было дано.
Как хорошо в дверях прощаться,
Хранить дыхание гостей,
Уже на лестнице обняться
И ждать опять счастливых дней.
Как хорошо вдвоём остаться,
Помыть посуду в тишине
И ничего не опасаться,
Забыть, не думать о войне.
Как хорошо потом согреться
И в ночь вглядеться у окна...
...................................................
От мыслей никуда не деться,
Но, слава Богу, есть ОНА.


Предчувствие

Иду по нашей улице.
Весь день дожди.
Народ идёт сутулится,
И солнышка не жди.
Погода заоктябрилась,
Чернеют небеса,
Клин птиц летит по абрису,
Меняя адреса.
Дома стоят умытые,
А окна, как глаза.
Как будто в землю врытые,
И нету им конца.
А там внутри за окнами
Свободно и тепло,
Меж радостью и ссорами,
Пьют лёгкое вино.
Как мудро всё устроено,
Как славно без войны.
Злодеи все уволены.
Мир хочет тишины.
Легко в движеньи дышится,
А в небесах война.
Раскаты в небе слышатся,
На нас идёт гроза.

Шестидесятые
Шестидесятые,
Невиноватые,
Послекошмарные,
Опять обманные,
Опять совковые,
Но всё же новые.
Капээсэсные,
Те расчудесные,
Те многословные,
Мифоподобные.
Слегка помытые,
Чуть- чуть открытые.
Печально вдовые,
Но всё же новые.
Чуть догоняльные,
Но всё ж обвальные.
Пусть небогатые,
Пусть кукурузные,
Порою хамские,
Порой конфузные.
И окуджавные,
Нам Богом данные.

Случайное и полнота жизни
(философское)

От рожденья и до смерти
В жизни полноту поверьте:
Плачьте, смейтесь и печальтесь,
Не ломайтесь, не сдавайтесь.
Чтобы с жизнью быть на «ты»,
Всем желаю «полноты»!
Взять науку - всё логично.
Каждый это знает лично,
Но по жизни всякий раз
“Случай» водит за нос нас.
Чаще многое случайно,
Как бы вышло так, нечаянно.
Шёл, упал, конец всему.
(Такой случай ни к чему).
Да, вчера ты был любим,
А сегодня стал не мил.
Счастье – это только миг,
Остальное- поиск счастья.
«Я счастливый!» – это миф,
За углом вас ждёт несчастье.
Что случилось , принимайте,
Что случится, опасайтесь .
Может это наказанье,
Чтоб расширить наши знанья!
Может разуму намёк,
Поумнеть бы надо в срок.
Всё на пользу человеку,
Принимай Бога опеку.
Может быть судьбы подарок?
Принимайте без помарок.
Случай– это рука Бога.
Жизнь, как горная дорога:
То на горку, то с горы.
Принимай её дары.
От рожденья и до смерти
В свои силы вы поверьте.
Плачьте, смейтесь и печальтесь,
Не ломайтесь, не сдавайтесь.
Чтобы с жизнью быть на «ты»
Всем желаю полноты!



Еврейские праздники глазами бывшего совка.
Еврейский праздник не гулянка с пивом.
Каждый из них несёт в себе заряд.
Они трудны и не проходят мимо,
На сердце оставляя тишь и лад.

Каждый из них – это беседы с Богом.
Как дальше жить, куда направить шаг.
Для слабых те беседы, как подмога.
Для сильных, чтоб понять - где друг, где враг.

В них много смыслов, много глубины.
Еврейский праздник не парад победы.
Они для тихой мысли, для души.
Где всё смешалось, радости и беды.

За ними шлейф раздумий и сомнений.
История народа без купюр.
В них местечковость схваченных мгновений,
Будто с картин сошёл Шагала сюр.



Не всегда точка лучше запятой
Незавершённость форм и смыслов
Теперь мне больше по душе.
Не надо застарелых «измов»,
Где скука, глупость и клише.
В незавершённом – продолженье,
Интрига будущим умам.
Да здравствует мысли движенье!
Я с теми, кто бежит. Я там.
Я не люблю слово “конец».
В нём окончание работы.
Как говорят «делу венец»
И никакой больше заботы.
В слове «конец» слышна покорность
И возвращенье к прежней норме.
Смиренье, сдача , обречённость.
Из века в век всё в той же форме.
Я не люблю,когда красиво,
Ведь абсолюта не бывает.
Толпа в восторге: чудно, мило!
А мне чего-то не хватает.
Не надо говорить красиво,
Трепать слова, блистать умом.
В простых словах большая сила
Для тех, кто с классикой знаком.
Надо в запас оставить строчку,
Как запасной аэродром.
Вы не спешите ставить точку,
Есть продолжение во всём.


«И стало вдруг так ясно…»
Нам в 20 было ясно,
Что жизнь пройдёт прекрасно,
И жить на свете классно,
И вовсе не опасно.

Но в 40 стало ясно,
Что в жизни всё неясно.
Что в жизни всё проходит,
“Как с белых яблонь дым».

А в 70 известно,
Что в мире стало тесно,
Трамвайчик переполнен
И нет свободных мест.

И стало вдруг так ясно,
Что жизнь хотя прекрасна,
И жить на свете классно,
Но нет свободных мест.


Еврейский мир
Еврейский мир, он не такой, как русский.
Быть может, самый тонкий из миров.
Еврейский мир для русских слишком узкий,
Нет широты, величья гордых слов.
Еврейский мир не создан для блаженства,
Там труд, борьба и расприй целый воз.
Там нет изысков, глянца, джентельменства.
Там кочевая жизнь и реки слёз.
Там мудрость есть и есть ума палата,
Движенье мысли, жажда перемен.
За выживание была высокой плата,
Но не случился веры той обмен.
Еврейский мир – есть маленький мирок,
Почти на треть уменьшенный войною,
Но вклад его в порядок мировой
Cравниться может со страной большою.
Евреи дали миру ровно столько,
Сколько сумели люди перенять.
Вечный Завет, Пророков и не только.
И это у евреев не отнять.
Еврейский мир в осаде вековой.
Его без передышки наклоняют,
А он не гнётся, он всегда прямой,
Особенно в ООНах это знают.
Он любит жизнь и потому живой,
И потому он в войнах выживает.
Еврейский мир он вечно молодой,
И молодость его не убывает.



Ёж, как образ Израиля
В Израиль прилетаешь, словно в зону.
Он не с какой другой страной не схож.
Он держит круговую оборону,
В клубок свернувшись, как колючий ёж.

Весь мир признал израильское чудо.
Признал, что ёж есть мира интеллект.
Что этот ёжик будет жить, покуда
На свете будет жить интеллигент.

Но, как всегда, на умного есть стая
Хулителей, бандитов и бродяг.
Его хулят, тем самым помогая
Ему стать выше, выше передряг.

Пусть Дядя Сэм ему мозги вправляет,
Пусть бабушка Европа поворчит.
Тот ёжик всё на свете понимает
И с грустными глазами промолчит.

Ежей не любят, ведь они колючи.
Ни тела в нём, ни кожи, ничего,
Но ты не трусь, на спину мир навьючив,
Ты топай с ним, не слушай никого.

Он мудрый ёж, за ним тысячелетья,
Как арбу тяжкую он к свету волочёт.
Ещё чуть-чуть, ещё одно столетье,
И Бог евреям выставит зачёт.

В потёртых джинсиках педант.
Памяти Стива Джобса,
создателя корпорации "Apple"

О смысле жизни все толкуют:
Студент, философ и старик.
Кто в оптимизме- век ликует,
Кто в пессимизме - рано сник.
Но есть одна на всех примета:
Кто увлечён своим трудом,
Тот на хандру имеет вето,
Тому комфортно всё кругом.
И нет сакрального вопроса,
Нет мук, бессоницы ночей,
Нет на тоску, на слёзы спроса
И нет трагических речей.
Не оптимист и не истерик,
В потёртых джинсиках педант,
Он целый день не смотрит телек.
Трудяга он, и в том талант.
Со смыслом жизни всё впорядке.
Один везёт работы воз,
И мысли о работе сладки.
Он не чиновник и не босс.
Скорее он изобретатель,
Учёный, в жизни любовед,
Писатель, образов создатель
Или в провинции поэт.
Он перед смертью лишь позвонит
Друзьям, коллегам, мол, пора.
И слабость сам себе позволит:
«Спасибо, братцы, за дела!»



* * *

Один еврей может устать,
Два никогда.
Один еврей может решить,
Два никогда.
Один еврей может солгать,
Два никогда.
Один еврей может грустить,
Два никогда.
Оба еврея хотят жить.
Это всегда.


Муки Александра Галича
«Я виноват»- сказал Галич безвинный.
Он первый был, сказавший сам себе.
А на верху сидел генсек всесильный,
И можно было б промолчать вполне.
Я виноват и в смерти Пастернака,
Я виноват, что где-то промолчал.
Я виноват, что не вступился в драку
Я виноват, что сам себе солгал.
«Я виноват», теперь пусть скажет каждый.
Россию потеряли мы на век.
Проснувшись утром или днём однажды,
Задумайся российский человек!
Один продал Россию так, случайно.
Другой уворовал серьёзный куш,
А третий к власти вёл себя лояльно.
Теперь считайте, сколько мёртвых душ!

 


Библейское
Когда терпеть уже невмочь,
Когда сгущаются туманы,
Ищи, ищи кому помочь,
Кому отсыпать своей манны.
Тогда Оттуда весть придёт,
И вечер превратится в утро,
Душа отправится в полёт.
Поймёшь, что поступил ты мудро.


Эпоха театра на Таганке

«Все богини, как поганки
Перед бабами Таганки»
А.Вознесенский


Театральные богини!
Что случилось с вами ныне?
Где гремящая Таганка?
Где от Б-га та осанка?
Время ставит нам подножки.
Где те лица, где те ножки?
Орден к дате - свет в окошке?
Кто теперь идёт во след?
............................................
Дайте в прошлое билет.



Размышления о возрасте и душе
Моим друзьям по жизни

«Нет лет»,*
Но есть душа.
Наше последнее богатство.
Живём неспешно, чуть дыша,
Зато меж нами наше братство.
Душа спасает от замет,
От прошлых ран,
Как гвоздь застрявших,
От зря потерянных тех лет,
Реальность новую познавших.
Мы знаем, как душа тонка,
Как жаждет век её разрушить,
Но мы надеемся пока,
Что нам она ещё послужит.
Она не знает нацпроблемы.
Люди с душой всегда дружны.
Кто из Москвы, а кто из Вены,
Они свободны и умны.
Здесь нет ни русских, ни евреев,
Ни русичей, ни маккавеев.
Здесь область духа и свободы
Без признаков модерна, моды.
Душа не всех к себе пускает,
Она охранник-часовой,
Мысли людей она читает.
Тот парень добрый, этот злой.
В душе таится вдохновенье.
Кому приют, кому юдоль.
За ней открытья и творенья,
Нам с ней и счастие, и боль.
Она спасает в день печали
И не даёт тебе солгать.
Она заглядывает в дали.
Её должны мы почитать.
Беречь от мусора и грязи,
Поглубже прятать от людей.
Ей место не в хрустальной вазе,
А ближе к сердцу, где теплей.
Творцу спасибо за созданье.
Как плохо было б без души!
Душу терять – смерть, наказанье.
С душой живи и не греши!
.....................................................
* название стихотворения Е.Евтушенко,
спектакль театра на Таганке «Нет лет»
15 марта, 2016
А.Гурвич


Израиль бежит, догоняя века

В Израиле жарко, но в этом ли дело,
В Израиле жарко от жара души.
Израиль построен рукою умелой,
Израиль судить не спеши.
Там бомбы, как дождь, накрывают страну.
Так было во веки веков.
Так было, мы знаем ещё в старину,
Живыми бросали их в ров.
В Израиле жарко, но не от погоды,
От жарких объятий друзей.
В Израиле люди особой породы,
Не видел я лица добрей.
Всегда в обороне, всегда под обстрелом
Живут, не боятся сирен.
В кафе выпивают и так между делом
Поют и хотят перемен.
Израиль бежит,Бог им дал передышку.
Потеря времён велика.
Бежит, спотыкаясь,
Компьютер под мышку,
Бежит, догоняя века.
Бегущие люди не знают покоя,-
Как образ бегущей страны.
Израиль другой, он другого покроя,
Спешит в ожиданьи войны.

Июль, 2016г


Оставить комментарий
назад        на главную