Стихи 2

 

Александр Гурвич

Страницы: 1| 2 | 3 |

 


В синагоге

Здесь нет смиренья, нет покоя.
Энергия в глазах и в лицах.
Здесь радость встреч, улыбок море.
Успех в делах и счастье в мицвах.
Здесь фаталисту нету места.
Свою судьбу решают сами.
Жизнь для еврея, как невеста,
Как интерес к Прекрасной даме.
Здесь царство книг и царство мыслей.
Народ, заряженный навечно.
В тихих молитвах скрыты смыслы.
Играют дети здесь беспечно.
Здесь нет святых, все люди грешны.
Был даже грешен Моисей,
И как бы ни был ты успешен,
Не избежать страницы сей.
Путь к совершенству – путь еврея,
Быть может, в этом смысл жить.
Тора даёт нам лишь идею,
А в остальном решай, как быть.
2016

 


По обе стороны баррикад

«Бог, возможно, имеет свои соображения,не давая нам уверенности в своём существовании»
Эмануэль Ракман(«Состояние еврейской веры»)

Еврей всегда на удивленье странный.
В истории находим много дат,
Когда народ, планете Богом данный,
По обе стороны взведённых баррикад.
Он тут и там народы возбуждает.
Он ищет истину десятки, сотни лет.
Найдётся ли мудрец, кто скажет:
«Я знаю как. Иди за мною вслед».
Нам Бог не дал конечного решенья.
Подумай, милый, и раскинь умом.
В любом еврее вирус есть сомненья.
Смотри на вещи ты со всех сторон.
А кто сказал, что истинно, что вздорно?
Неужто человеку доверять?
Они за большинством не следуют покорно,
Они как вещь в себе. Весь мир хотят объять.
Июль, 2013
 

Разговор с царём Соломоном

«Бояться надо не смерти,
а пустой жизни»

Бертольд Брехт

Цраь Соломон сказал, что «всё проходит»,
Ошибся царь. Я думаю не так.
Жизнь вечна, царь .Не жизнь, а мы проходим,
С небес Всевышний подаёт нам знак:
Когда родиться и когда прощаться.
Когда влюбляться и когда жениться,
Когда бороться, и когда смириться,
Когда работать, и когда лениться.
........................................................

Жизнь коротка. Узнать успел я только,
Что чуден мир, придуманный Тобой.
В себя впитал я лишь частичку,
Столько, сколько вместил в себя рассудок мой.
Время, как воду, на дороге расплескал.
Встречал людей достойных и с умом,
Но как бы сам себя я обокрал,
Нет песен звонких, опустел мой дом.
Остался нищ и сердцем и душой.
Открыл чудесный мир, да слишком поздно.
Я сшил костюм, да вот не тот покрой,
Хотя хожу в нём, и ходить так можно.
Шкатулку истин только приоткрыл,
А тело говорит, пора прощаться.
Так для чего тогда, спросите, жил?
Жил в пустоте, и в том надо признаться.
Но как бы я не жил, я жизнь прожил,
Едва ли своей жизнью мир украсил.
Любил, не пил, не тратил слишком сил
И для людей хороших не опасен.
Увидел мир цветной и чёрно-белый.
(Зло потихоньку душит мир цветной.)
В тумане скрылся тот счастливый берег,
Тот добрый дух, когда был молодой.
..........................................................
Спасибо, Соломон, за размышленья.
И ты, и я Всевышнего рабы.
Спасибо, Соломон, за те мгновенья,
За мудрость жизни, за твои дары.
2016, декабрь

Свобода, как необходимость

«Ни наука, ни культура, ни образование не могут долго существовать в условиях несвободы»
Журналист Евгений Киселёв

Свобода, когда ты свободен
От мнения большинства,
Когда ты за родину болен,
И боли не видно конца.
Свободу не путайте с волей.
«...не терпишь толпы» - это знак.
Ищите свободу, как в море,
Матросы находят маяк.
Не надо бежать от свободы.
Свобода порою трудна.
О ней не написаны оды.
Она для души, для труда.
Дышите свободой всей грудью,
Свобода пусть в поры войдёт.
Пусть в жизни она станет сутью,
И страх перед жизнью уйдёт.
Меняются люди и время -
Свобода на все времена.
Свобода тяжёлое бремя.
Она в каждый век дорога.
Свобода не знает равненья.
Свобода не ходит толпой.
От каждого надо уменье
В толпе оставаться собой.
Крестьяне мечтали о воле.
Свобода и глубже и шире,
Сравните поляну и поле,
Свобода в стране и в мире.
Свобода она беззащитна,
Любой её может попрать,
Но нам из истории видно,
Свобода вернётся опять.
Свобода не лозунг, не знамя.
Свобода есть естество.
Свобода всегда будет с нами,
Пока ты достоин её.
Рабами мы были. Довольно!
Диктаторы, все по домам!
Солдаты всех армий – вольно!
Дорогу блестящим умам!
Творец, он живёт вдохновеньем.
Свобода его сестра.
И пусть это будет мгновеньем,
Но вечность ему цена.
Кто дышит свободой, свободен.
Старайтесь свободу найти.
И если ты богу угоден.
Найдёшь ты к свободе пути.
Август 2017

Исповедь неофита

Раби Айвану:

Я раньше думал - всё так просто:
То - на работе, то - на даче.
Но вдруг кольнуло где-то остро:
С двумя глазами, а незрячий.
Я по рожденью иудей.
Родился, вырос в СССРе,
Стране мечтательных идей,
Коммунистической на деле.
Где время часто шло назад,
В дремучее средневековье.
Для страха - воинский парад
И послушанье вековое.
Был ли прогресс, судите сами:
Европа мчалась на экспрессе,
Мы на телеге «под парами»,
Как бы сказали Вам в Одессе.
«Религия – яд для народа,
Учили в школе нас начальной,
Враг человеческого рода».
И вот мы здесь. Итог печальный.
…………………………………………………….
Теперь шабат для нас святое.
Я с Айваном стал ближе к Богу.
Из состояния покоя,
Я как бы вышел на дорогу.
Какие мне открылись дали!
Какая мощь и глубина!
Как сон, иллюзии пропали,
И я поплыл, не зная дна.
Мне глубину ту не измерить,
Не донырнуть мне до глубин,
В одно лишь я могу поверить,
России бывший гражданин,
Что жизнь, конечно, это чудо!
Превыше всяческих чудес.
Я понял , кто я и откуда,
И из меня ушёл тот бес,
Который мучил неустанно,
Тревожил душу по утрам.
Свобода, даже как-то странно,
Теперь я всё решаю сам.
Добро и зло? Мой это выбор.
Я замыкаю жизни круг:
Физически в Москве я вырос.
В Америке обрёл я Дух.
Февраль, 2015

 

«Евреи покидают Францию»

Из газет. Когда последний иудей
Египет солнечный покинул,
Страна осталась без идей,
И тучный век как будто сгинул.
Культ смерти там возобладал,
Гробниц построенный парад,
Бог стимул к жизни им не дал,
В империю пришёл разлад.
Теперь во Франции беда.
Еврей пакует чемоданы.
Еврей собрался, ты куда?
-В Израиль ехать мои планы.
Там, где еврей – сады в пустыне,
В песках разводят осетра.
Где нет еврея, там унынье,
Там вялость, дикость, пустота.
2015

Откуда берутся умные и дураки
( моё открытие Америки)

Чем больше свободы,
Тем люди умнее.
Чем больше свободы,
Тем жизнь их труднее.
Свобода – есть выбор.
Ответственность давит.
Работай на вырост,
Иначе задавят.
Чем круче дела,
Тем чаще дыханье.
Здесь меркнут слова.
Наша жизнь, как познанье!
Чем меньше свободы,
Тем ближе к застою.
Чиновников своры
Не знают покоя.
Тем слаще слагают
За Родину оды.
«Умы» полагают,
Не надо свободы.
Гляжу я на страны,
Где нету свободы,
Там к власти, простите,
Приходят уроды.
Застой, деградация –
Вот их удел,
Их царь на вершине,
В стране беспредел.
Где нету свободы,
Рождаются «измы».
Нежданные роды,
Нацизмы, фашизмы.
Пусть будет труднее,
Нас труд закаляет.
Мы станем умнее
И мы это знаем.
Бежать от свободы
Не наша стезя.
Мы дышим свободой.
Иначе нельзя..
Май, 2014

 

«Герои» нашего времени»

«...людей неинтересных в мире нет...»
Е.Евтушенко

«Бен Зома говорил: Кто мудр? Тот,
кто учится у любого человека...»

Поучение отцов. Трактат «Авот»

Есть люди интересные
Своей неинтересностью.
Порой даже известные
С приятной даже внешностью.
Но в мыслях неподвижные,
Спокойно- безразличные,
Застойные, облыжные,
Но важные и пышные.
Чиновно беспредельные,
«Отважные» и верные.
Порой победоносные,
Духовно многоосные.
Московские, небесные,
И всё же интересные.
Агуст,2016

Портрет еврея

Еврей всегда живой
С характером стоическим.
В компании он свой
С улыбкой иронической.
Еврей всегда спешит.
Он весь в делах, в заботах.
Есть в этом жажда жить
На высших оборотах.
Еврей, как дрожжи в тесте.
Трудяга - муравей.
Скажу я вам без лести,
С евреем всё быстрей.
Еврей всегда бежит,
И бегу нет конца.
Он просто любит жить.
Не обогнать гонца!
Еврей всегда второй,
Советник короля.
Второй, да золотой,
Он при дворе не зря.
Еврей, он грустный самый
Из жителей Земли.
Не зарастают раны
От бед и от войны.
И он же оптимист,
Не знающий печали.
Всегда играет «вист»
И устремлённый в дали.
Еврей всегда левей.
Но только не левак.
Он хочет, чтоб быстрей.
Всегда он знает, как.
Еврей, - тебе трудней.
Будь твёрд, как монолит.
Ты должен быть умней,
Иначе скажут- жид.
Еврей, ты должен больше,
Чем русский твой сосед.
И если тебе больно,
На пользу, не во вред.
Наш Б-г - всегда работа.
Трудись и будешь прав.
Душа – наша забота.
Воспитывай свой нрав.
Еврей есть патриот
Страны, где он живёт.
Он человек есть тот,
Кто Родину спасёт.
Еврейский муж – мечта.
Для девушек – подарок.
Он водке не чета.
Из вин - он лучших марок.
Еврей всегда в сомненьи.
Три мненья среди двух.
И всё же, тем не менее
В нём сила и в нём дух.
Он глобалист по сути.
Для мира он открыт.
Он ловит суть из мути,
Чтоб суть эту открыть.
Еврей всегда при книге.
Он с книгой заодно.
Летают его МиГи,
Строчит его стило.
И нету такой силы
Его остановить.
Еврей, он нужен миру,
Чтоб мир преобразить.
2013

Еврей, как носитель ядра жизни

«...и если я умру на белом свете, То я умру от счастья, что живу.»
Е.Евтушенко
(почти философское)

Еврей всегда на грани фола,
В противоречиях увяз.
Он отрывается от пола,
И «улетает» всякий раз.
Еврей чуть-чуть антиеврей.
Он голосует весь в сомненьях.
Философ с ворохом идей.
С своим всегда особым мненьем.
Канатоходец на канате
Живет между добром злом.
Он не готовит речи к дате,
Импровизирует умом.
По Фромму* модус «бытия» -
- Его житейская стихия.
Не тянет он всё на себя,
Он «жертва» собственного стиля.
Бывает – он высокомерен,
Что вызывает негатив.
Он просто в чём-то так уверен,
(... всех раздражает сей мотив).
До всех нюансов ему дело,
Не может глупость промолчать.
Религия ему «велела»
За всё на свете отвечать.
Ему чужда любая драка.
Но если бьёт, то бьёт вторым...
C размахом бьёт, всегда без брака.
За ним страна, Иерусалим.
Евреи держат оборону,
Ни год, ни два, держат века.
Не за престиж, не за корону...
Но кто бы знал, в чём их вина?
Но сколько б крови ни пролито,
Сколько б ни слышать в спину свист,
Ему в сознанье как бы вбито -
«Ты есть по жизни оптимист».
Не ной, тебе с небес всё дали.
Весну , разливы рек, грозу,
Пар от земли, лесные дали,
В ночи горящую звезду.
И земляничную поляну,
Улыбку женщины мельком.
Творец всё дал согласно плану
Для тех, кто с Библией знаком.
Творец придумал жизнь прекрасно!
Ядро свершений - Человек!
И жить на свете не опасно,
И даже в наш жестокий век.
Так как у Бога нет начала,
Так и у жизни нет конца.
А это, братцы, знать немало!
Спросите вы у мудреца.
..............................................
*Эрих Фромм «Иметь или быть?»
(модус «бытия» -... это желание не брать, а давать)
Апрель, 2016

Портрет деда Абрама

Памяти Абрама Исаевича Гурвича(1862-1932)

"Добро всегда побеждает,
но на длинной дистанции"

Александр Мень

Мой дед Абрам из благородных.
В лице достоинство и честь.
Держал салон для женщин модных
И уходил в работу весь.
Ещё он был богопослушным.
В Ростове знал еврейский мир.
Его друзья считали мудрым.
Общенье с ним - душевный пир.
Семья большая – семь детей,
Всех обласкал своей любовью.
Всё было бы в семье о'кей,
Но только кончилось всё болью.
Пришёл Октябрь огневой,
Разрушил жизнь, её уклады,
Швонди пришли пьяной гурьбой,
О чём написаны «баллады».
Погром еврейский- не погром.
На этот раз всё было круче.
Штаб ревсовета занял дом,
И Швондя был страшнее тучи.
В дом заселилася «орда»,
Вели себя казаки вольно.
Осталась в серце борозда,
Даже писать об этом больно.
Дед сник, остался не у дел,
В душевных муках размышляя,
На идиш всё же песни пел,
Тоску и горе разгоняя.
Америка была мечтой.
Однако, дед в Россию верил.
Зло победит он добротой,
Но доброту ту не измерил.
Девятый вал накрыл Россию.
За валом вал, так целый век.
Евреи за неё молили...
Что может сделать Человек?
Прошло сто лет. Все внуки вместе.
Кто за Атлантикой, кто нет.
Мы вне России, мы на месте,
Во что при жизни верил дед.
Его молитвами мы живы.
Есть повод выпить посему.
Будем приветливы, красивы,
И это памятник ему!
…................................................................. PS
Сколько дедов таких на свете,
Сколько порушенных семей?
Россия – все мы твои дети,
Когда же станешь ты мудрей?
Август,2016

Времена, которые всегда со мной

Памяти моих родителей
Анны Абрамовны Гурвич(Узлян)
Семёна(Соломона) Абрамовича Гурвича

К моей маме не подходит слово «дама».
От забот осунулось лицо.
Каждый день она вставала рано,
И за дверь, накинув пальтецо.
На работе – крепостная баба.
От и до стояла до звонка,
Гражданам чего-то отпускала.
Так что затекала, аж, рука.
Граждане - такие же рабыни,
Кто с детьми, а кто едва живой.
Вот такие были наши были.
Счастье, когда шла она домой.
Иногда хватали и с работы,
Без суда на нары, вождь велел.
В городах и в сёлах были квоты:
Кому жить, ну а кому расстрел.
Очередь, как памятник эпохи:
«Клава, за муку не выбивай»...
И печально расходились лохи.
Каждый «винтик» своё место знай.
Мой отец еврей-космополит,
Песни пел от грусти и печали.
Нет, он не смирился с словом «жид».
Враз исчез, где-то в сибирской дали,
Выжил, мракобесье победив.
В «оттепель» вернулся, стал потише,
Отрицал советский лживый миф,
Что-то на него спустилось свыше.
В синагогу редко, но ходил,
Вспоминал, как мальчиком пел в хоре,
С старыми друзьми водку пил
И ни с кем на свете не был в ссоре.
Я взрослел и вот теперь седой,
Думою до смерти озадачен:
Почему у нас маршрут такой?
Для чего я в жизни предназначен?
А маршрут такой, чтобы дошло,
Чудо жизни ведь имеет цену.
Никогда не будет хорошо,
Если не вернёмся в нашу веру.
Только там ответы все даны.
Надо сердце на добро настроить.
Только верой в мире мы сильны.
Только так с судьбою можно спорить.
....................................
Рабство не проходит безмятежно.
Сорок лет. Пока не вышел срок.
Холодно в России, грустно, снежно.
Это есть библейский всем урок.
2014, осень

 

 


Маленькие большие радости

J.S.

Было бы кому звонить,
Было бы кому писать,
Было бы кому простить,
Было бы кого любить.
Было бы чего одеть,
Было бы куда пойти,
Было бы кому подать,
Было бы чего сказать.
Было бы с кем помолчать.
.........................
Всё остальное – мелочи жизни

 

Романс

На Пушкинской ты помнишь старый дом.
Тогда казалось, будет жизнь прекрасна.
Куда судьба забросит нас, неясно,
Зато всё ясно было в остальном.
Года ушли. Разгаданы все карты,
И нет теперь ни тайны, ни интриг.
Прошло сто лет, как сели вы за парты,
А кажется, прошёл как будто миг.
Стоит поэт на площади уныло.
Ему стоять ещё так тыщу лет.
И радости, и горе - всё здесь было,
И мрак души, и прозреванья свет.
Так стоит ли мрачнеть и хмурить брови.
Мы получили всё, что Б-г нам дал.
Отпущены и слёзы, и любови.
Теперь пусть для детей свершится бал.
«Пора, пора покоя сердце просит».
С вершины путь не лёгок и не прост.
Уже косарь под корень травку косит,
А травка к солнцу тянется, вся в рост.
2001г.

 

В день Благодаренья.

Моим московским друзьям
с Большой и Малой Ордынки

Дорогие мои кореши!
Всё проходит, но только не это.
Голос слышу, «а ты напиши»,
Напиш нам про то и про это.

Но слова дешевеют, друзья.
И стихи все теряют окраску.
Вместо лиц надеваем мы маску,
Становясь продавцами дождя.

То ли старость туманит мозги.
То ли впрямь холодеет планета.
Потерял я чего-то в пути,
Как в тоннеле, не вижу я света.

Наша улица в зелени лип.
Пацаны в подворотнях угрюмых.
На заборах известный всем лик –
Наставленье для старых и юных.

Проиграли мы сверстникам стран,
Где дышалось свободней, без пресса.
Этот лик нагонял на всех страх.
Эти речи в газетах, как месса.

Мудрецы говорят, всё прощай.
Каждый миг свой имеет оттенок.
Каждый день ты с окна начинай:
Утро, небо и солнце меж веток.

Хоть и крохи, но жизнь ты прожил.
Было света и неба в достатке.
Хорошо, что не разлюбил
Эту жизнь. Значит с этим в порядке.

Дорогие мои кореши,
Распрямившись, шепчу вам «спасибо».
Только вы мне теперь для души,
Остальное промчалось всё мимо.
2013

 

Умирают мои кореши,
Унося и меня понемногу,
Унося и частичку души,
Приближая, естественно, к Богу.

 


Хлебная карта

Не прочувствовав холод,
не оценишь тепла.
Хорошо, когда молод,
ни по чём холода.
Не познавшие голод,
не поймут те года,
Когда хлебная карта
всех дороже была.
Мы несём эти карты
в наших душах сполна.
Честь, Достоинство, Мудрость
породила она.
Декабрь, 2016

Баллада
о бывшых фронтовиках- создателях
«Новой волны» в искусстве кино

Посвящается кинорежиссёрам П. Чухраю,
В. Мотылю, М. Калатозову, П.Тодоровскому

«Сейчас всё это странно.
Звучит всё это глупо.
В пяти соседних странах
Зарыты наши трупы.
И мрамор лейтенантов –
Фанерный монумент –
Венчанье тех талантов,
Развязка тех легенд.»

Б.Слуцкий

Глава1
Фронтовики пришли с войны,
Войною той задетые,
Кто без руки,кто без стопы,
В бушлатики одетые.
Голодные, холодные
С душою отмороженной,
Ко всем делам пригодные,
Счастливые, что дожили.
Зимой в окопы вросшие,
Перед лицом погибели ,
Телами все изношены,
Из жизни вроде выбыли.
Пришедшие из ада,
Они должны творить.
Про них эта баллада.
Им так хотелось жить!
Они пошли учиться,
Кто без ноги, кто как,
Решившие пробиться
Сквозь стены и сквозь мрак.
Ах, как им нетерпелось
Всё выложить сполна,
Что на душе имелось,
До самого, до дна.
Как города сдавали,
Как плакали тайком,
Как письма получали,
Глотая в горле ком.
И «оттепель» тут, кстати,
Сквозь тьму печальных лет
«Баллада о солдате»
Прорвала шлюзы «нет».
Вошли они когортой
Бесстрашных храбрецов
С надорванной аортой,
Взрослевших без отцов.
Отцы их, там в ГУЛАГе
Зарытые лежат.
Конец семейной саге
И нет пути назад.
Партийные цензуры
Травили, как могли.
Работники «гламура» Народ наш берегли.
От правды нас хранили,
Прикрывшись мишурой,
Парадами кормили,
Но привкус был дурной.

Глава2
Бывает ли любовь в аду?
Они сказали «Да»,
Но не такая, как в саду,
Где мир и тишина.
Она на миг, или на два,
Всё быстро на войне,
Но иногда и навсегда
Под пулями в огне.
Так зарождались «журавли»,
Летающие ввысь.
В Каннах решением жюри
России дали приз.
«Военно-полевой роман» -
Под бомбами любовь.
В любви залечиванье ран,
Не велика та новь.
Но эта новь была новей,
Чем старое кино.
Героям верь или не верь,
Но за душу брало.
Они войну увидели
Не как войну парадную,
Не как видят любители,
А как несчастье ратное.
Войну кроваво-вечную
И всё же человечную.
Войну не чёрнобелую,
Где немцы дураки...
Войну палитрой смелою
До сердца донесли.
Их слава была тихою,
Хвалили, но не слышно,
Горды страной любимою,
Но славы- то не вышло.
Забыты их герои,
Опять в кино пальба,
Богатые и воры
Все в поисках бабла.
Такое время тусклое,
И не видать ни зги.
Душонки стали узкими,
Хоть из страны беги.
.................
Великое кино ушло,
Ждём следущей волны.
Быть может до людей дошло -
Не надо нам войны .
Январь 2016

Правда или истина?

«Любая правда – это только
одна грань истины»
Для правды чаще мало надо.
Она живёт в тихих местах.
И не всегда мы правде рады.
Она не в действиях,в словах
Она бедна, а ложь богата.
Правда не ярка, чуть слышна.
Когда приходит праздник , дата,
Правда некстати, сирота.
Правда, как дождь осенний, редкий.
Её не слышно на пирах,
Она как выстрел стрелка меткий,
Горечь и грусть в её глазах.
Правда - случайный гость, не ждали.
Она без стука входит в дверь .
По телевизору сказали,
Что россияне всех умней.
Правда срывает все одежды,
Мундиры, спесь и ордена.
Бывает так, что нет надежды.
И тут является она.
Правда со временем не дружит.
Сегодня правда, завтра нет.
Вокруг да около всё кружит,
И так проходит много лет.
Что есть на свете выше правды?
Есть истина, она верней.
Тот, кто коснулся её – правы,
Ищи её до конца дней.
2017г, март

 


Их нет давно, а я ещё живу

«Под Ростовом-на Дону в Змеёвской болке 19-20 августа 1942г расстреляны 27 тысяч евреев».
Из газет

Я с теми, кто погиб в Змеёвской балке.
В том августе, под лай собак, в жару.
Расстрел обычный, сделанный по кальке.
Их нет давно, а я ещё живу.
А ведь фашисты в основном христиане,
Католики иль протестанты – всё одно.
В кого стреляли, те христиане знали.
Еврея ненавидели давно.
Две тыщи лет, а может быть и больше,
Ту ненависть им Лютер подогрел.
Большевики подогревали тоньше.
Там Ленин с троцкими вершили передел.
«В тёплых местах в Германии осели,
Настроили на плацах синагог,
Лишь в Бундестаг проникнуть не успели.
За всё за это покарал их Бог».
«Хрустальной ночью» их предупредили,
Потом концлагерь и потом конец.
Фашисты по ночам громить любили.
Кто больше грабил, тот и молодец.
Церковь молчала, в рот воды набравши,
И Папа Пий (очередной) - молчун,
И немец тот, величье осознавший,
Стрелял в жидов, великосветский гунн.
Расстрел тот был вполне обыкновенный.
У немца крестик под рубашкой запотел.
Всего два дня, расстрел почти мгновенный.
Всё получилось так, как он хотел.
Тот немец был, увы, обыкновенный.
Фашизм немецкий был обыкновенный,
Народ христианский - он смиренный...
Вполне обыкновенный сей народ.
Сентябрь, 201

 


Иерушалаим

«Жизнь моя не заблудилась в городе»*.
Где-то есть другие города.
Где-то купала сияют в золоте,
Но душа моя землёй этой горда,
Этой простотой и этой вечностью.
Грек здесь не сумел пустить ростки.
Здесь народ свободен от беспечности.
Он с бедой и радостью на ты.
Этот город, избранный веками.
Даже пыль его имеет цену.
Он истоптан всеми башмаками.
Каждый здесь найдёт себя и веру.
О нём песен сложено немало.
Каждый камень здесь воспет и славен.
Сколько не броди, всё будет мало.
Город молод. Он хороший парень
.........................................
*(стих написан на заданную строчку
«жизнь моя не заблудилась в городе»)
31 октября 2011.

Три Бориса

Памяти Бориса Немцова

В истории России три Бориса,
Взваливших на себя безумный труд.
Теперь все трое там в небесной выси.
И сам Господь вершит над ними суд.
Немцов убит злодейскою рукою,
На вертикали тишь и благодать.
Враньём убит, убит и той войною.
В России должен каждый это знать.
Немцов убит – один из самых смелых,
Четыре пули в спину и молчи!
Немцов убит, убит самый умелый,
Пошёл не в домуправы, в трубачи!
Народ молчал ещё при Годунове,
Потом опять при Ельцине молчал,
И вот теперь молчал уже при Боре,
Своим молчаньем власти потакал.
Народ в России пуганый, дрожащий.
Душа раба пуста, как медный таз.
Из всех народов может самый спящий,
Проспавший перемены в сотый раз.
Звонил и Герцен в колокол безумный,
Народники стучались во дворцы,
Звонил Толстой,
Быть может, самый умный,
Не дозвонились эти храбрецы.
Потом большевики пришли на смену,
Залили кровью нищую страну,
В начале 90-тых смыли пену.
И всё было похоже на Весну.
Вместо весны ветра задули злые,
Легла на лица сталинская тень,
И наступили времена иные,
Вместо весны пришёл осенний день.
Да, оттепель , увы, была короткой.
Вместо улыбок зародился страх.
Опять свободу заменили водкой.
В газетах замелькали: кризис, крах.
Накачка рейтинга, какая здесь проблема?
Писаки перья заточили враз.
Шестидесятникам пришла гэбистов смена,
И телехунта приняла заказ.
На этом фоне пал Борис Прекрасный,
Луч света в этой банде босяков.
Для них Борис был человек опасный,
Слишком свободный среди подлецов.
Март, 2015

Манхэттен – локомотив ХХ1 века

«Единственное счастье в жизни-
это постоянное стремление вперёд»

Шмидт О.
В старой Европе готический пейзаж.
Взлетели ввысь кресты, как символ веры.
В Манхэттене совсем другой пассаж,
Дома в сто этажей не знают меры.

Под облаками шумно пьют вино,
Из саксофона звуки выдувая.
Влюбляются, флиртуют, как в кино,
И тишину небес тем нарушая.

Всевышний стал их чаще замечать
И дал добро: живите и ликуйте!
Не забывайте бедных примечать
И перед жизнью вечной не пасуйте.

Биржа - вулкан, порой терпеть невмочь,
А в ресторанах и кафе смеются.

И страх людей из душ уходит прочь.
Два мира. Есть надежда, что сольются.

Америка, Манхэттен - твоя мощь.
Вот здесь - ядро, котёл, вечно кипящий.
Здесь бъётся пульс планеты день и ночь.
Здесь сход людей, всегда вперёд смотрящих.

Здесь напряженье выше всяких вольт.
И в лицах, и в движении машин:
То в в бешенстве летит сирены вой,
То затихает гул шуршаньем шин.

Прогресс здесь набирает обороты.
Здесь меж высоток прячется наш век.
Здесь сходятся потоки, как аорты.
Здесь человек велик, как Человек!

2017, март

«Краткий курс истории»* моего поколения подранков Эссе

Великие барды России!
Пришли вы в назначенный срок.
Мы были тогда молодые.
Спасибо за мудрый урок.
Мы только тогда поднимались,
Свой взгляд устремивши на мир.
В троллейбусе том оказались,
В том синем, где ангел парил.
Ваш голос был нами услышан.
Он на душу лёг,звеня.
Нам снились парижские крыши,
Но чаще любовь и война.
Мы вышли из подворотен,
Из наших московских дворов.
Наш дух был ещё беззаботен -
Гитара, компания, кров.
Но что-то уже зарождалось.
Свобода стучалась в дверь.
Скорее всего нам казалось,
Что скоро придёт этот день.
В кино - итальянские фильмы.
Посмотришь, и слёзы из глаз.
И новое имя Феллини
Слегка будоражило нас.
Вот где итальянская правда!
На фоне разрухи - мечты.
Вот вам итальянское право:
Свобода и жизнь для души.
В России сложилось иначе:
Идея превыше души.
Вперёд к коммунизму, не плача!
Величие Родины чти.
Потом «Новый мир» мы читали.
Ну, вот, наконец, наконец!
Про Сталина всё мы узнали...
Но быстро пришёл конец.
Редактор от горя спился
И скоро в могилу сошёл.
Дух прежний, увы, испарился.
Теперь бы сказали «прокол».
Писалось не всё «на продажу»,
Достойных людей не счесть,
Кого-то хвалили даже:
"Спасибо, за совесть и честь».
Но вцелом народ уставший,
Устал от речей и вранья,
Народ, что ГУЛАГ познавши,
Работал спустя рукава.
Таганкой потом дышали,
Где Добрый тот Человек?
И в жизни, и в книжках искали,
Но нет, не найти вовек.
Высоцкий - поэт эпохи,
Затравленным волком выл:
«Ну, что ж вы, советские лохи,
От рабства уйти нету сил».
Ушёл в сорок два геройски,
До бунта едва не дожив.
Ушёл, как тогда Маяковский.
Да, он и сегодня жив.
Потом пришла перестройка,
В Берлине стену снесли.
Но вышла, увы, достройка.
Ничьей не признали вины.
На флаге и серп и молот.
В Кремле заседает Совет,
Но дух всей страны расколот,
И признаков жизни нет.
Потом был съезд КпэССный,
Последний съезд оставил след.
Борис, отчаяньем известный,
Публично сдал свой партбилет.
Казалось кончилась эпоха
ВКП(б) –большивиков.
Но все устроились неплохо,
Без покаянья и без слов.
Танки в Москве, ночь в «Белом Доме»,
А утром сход, на танке речь:
«Терпеть коммунистов доколе!»
И лозунг: «Россию сберечь!».
Потом была «оттепель» краткой.
Случился Большой Передел:
Кому-то жизнь сделалась сладкой,
А кто-то в тюрягу сел.
И всё же глоток Свободы,
Прощай надоевший совок.
Рассыпались карты колоды,
На Запад то был рывок.
Потом - золотой век России,
«Труба» накормила страну.
Нацлидера попросили
Остаться на прежнем посту.
Всё было неспешно и тихо,
Но строилась вертикаль.
Строительство шло слишком лихо.
В отставку - закон, мораль.
……………………………………………….
И думы опять про Россию,
Огромных размеров страна.
Читаю архив, холодею.
Держись, не сойти бы с ума.
Историк, создав эти мифы,
Сегодня со сцены сошёл,
Оставив подводные рифы,
Что рушат мечты до сих пор.
И страшные мысли приходят:
«...ремонту не подлежит».
Копаем пустую породу,
И мысль эта душит и злит.
Громады вранья, навороты,
Историк, где совесть твоя?
Неужто мы все идиоты?
И слова сказать нам нельзя.
Так было и может так будет,
Ответ нам никто не даёт.
Лишь время с годами рассудит,
И все имена назовёт...
...........................
У самого синего моря
Старуха стирает бельё,
Корыто, избушка и горе,
А в небе кружит вороньё.


Оставить комментарий