Письма

Уважаемому Иону от Редколлегии сайта

Здравствуйте, Ион!

Спасибо за удивительный отклик на публикацию В. Тырмос и Я. Верховского «Город Антонеску» (может быть, еще и на «Неопровержимая улика» тех же авторов. Кроме того, на нашем сайте есть и другие свидетельства о происходившем в Одессе в дни румынской оккупации). Ваш отклик удивляет несоразмерностью доказательств Ваших утверждений и описаний авторов: с одной стороны, «всем известно, что не было», с другой – свидетельские показания конкретных людей, документы (кстати, не только протоколы государственной Чрезвычайной комиссии, но и немецкие и румынские приказы и переписка о том, что все-таки было – это уже доступно и может быть верифицировано).

Мы посылаем это письмо потому, что вопрос о совести слишком серьезен, чтобы решать или даже обсуждать его способом кавалерийского обозрения с мозгами набекрень. Нам трудно вообразить, кто такие «все», но кем бы они ни были, пока они публично и объективно не докажут, что «этого не было», Ваши убеждения остаются Вашими личными заблуждениями.

 

Не огорчайтесь, Вы выбрали позицию, которая избавляет от нужды что-либо доказывать. В самом деле, доказать, что чего-то не было, принципиально невозможно. Доказывать можно (с разным успехом), что «это было», и только если доказать не удается, мы вправе сказать: «этого не было». Валентине Тырмос и Якову Верховскому, как и другим нашим авторам, удалось доказать, что «это было»(1). А Ваша позиция при всех ее плюсах оказывается несостоятельной, так что серьезного разговора о сути дела и совести у нас с Вами не получится.

Тем не менее спасибо за письмо. Честно говоря, отношения населения с Советской властью и Румынским режимом - не наша тема. Мы обратили внимание на то, что среди жертв румынских репрессий Вы не упоминаете тех, чья судьба в центре внимания наших авторов, - о евреях. Это нас не удивило: если бы авторы были одержимы идеей «Великой Румынии» (не хуже «Тысячелетнего рейха», да?), они выбрали бы другой предмет и, как сказал классик, «показали ребенку светлую сторону». Но у них не срослось. Может, потому, что они на своей шкуре испытали совсем другую сторону оккупационной жизни и разделить счастье «подавляющего большинства» не могут.

Ион, нам известно, что слухи о светлой стороне оккупационной жизни «подавляющего большинства населения Одессы» имеют под собой основания. И про «хлеб-соль» тоже. Хотя про «подавляющее большинство» лучше не говорить, потому как в городе непосредственно перед вступлением оккупантов оставалось порядка 310 тыс. жителей (по учету выданных карточек на хлеб и талонов на воду), из них почти 150 тыс.(!) неевреев. Мы также воздержимся от эпитетов «светлая и радостная», но нормальная жизнь все же протекала под оккупацией. Тому есть много подтверждений (не только в Одессе, а вообще в оккупационной зоне орднунг был одним и тем же повсеместно). Сошлемся лишь на одно из них. В 2004 году издательство «Друк» выпустило книгу «Одесса. Оккупация. 1941-1944». В Одессе коллекционирование одно из любимых занятий. И вот один чудак долгие годы собирал вещественные доказательства эпохи. Чего только у него нет! Заметьте, это не домыслы неведомых «всех», не сарафанное радио, а то, что можно подержать в руках. Все вещи подлинные, говорят сами за себя, комментарии не нужны. Часть коллекции в виде фотокопий составила книгу. Здесь приказы военных и указы муниципальных властей о явке евреев со всем имуществом и ценностями на сборы для отправки «на новое место жительства», рукописные доносы «добрых соседей» на скрывающихся евреев и – параллельно – извещения об аукционах по продаже еврейского имущества каждому желающему (доносчикам - льготы), официальные разрешения неевреям вселяться в бывшие еврейские квартиры (на бланках не забыли отпечатать графу «принадлежавшая такому то….»), экземпляры газет, рекламы кино, театральных спектаклей, ресторанов и других увеселений, заявления о приеме на работу, извещения о правилах торговли на Привозе, вдохновляющие нацистские прокламации к населению, объявления ремесленников, сообщения о

Интересно, Йон, как бы Вы прокомменти-ровали эту листовку?

работе транспорта, почты, школ, банков, приговоры судов и т.д., и т.п. Вы только послушайте, как описывает одесскую жизнь французский журналист Александр Верт в книге «Россия в войне 1941-1945» (историк Олег Будницкий читает отрывки из Верта)! Не во всякой европейской столице так бурлила и искрилась жизнь! В общем, нормальная была обстановка – работали городские службы жизнеобеспечения, было где жить, где работать, где заработать и потратить, где отдохнуть душой и телом. Для тех, кто не выступал против режима. И кроме евреев. Пока. Потому что есть документы, подтверждающие намерения нацистов после евреев заняться их «добрыми неарийскими соседями»(2). К приходу Красной Армии в Одессе оставались единицы евреев. В этом все дело.

У нас, Ион, есть предложение: давайте покажем рядом эти две стороны жизни в маленькой модели «Великой Румынии». Мы уверены, Вы заинтересованы в истине не менее нас. Попробуйте найти людей, еще помнящих «светлую, радостную и вольную» жизнь при румынах", попросите их рассказать, как и за счет чего они жили, и запишите фонограммы (если есть возможность, достовернее видео). А мы попробуем их опубликовать рядом с текстами наших авторов. Может получиться объемная картина.


1. Видимо, прав был Д.Эйзенхауэр, когда в 45-м, при посещении одного из нацистских концлагерей наставлял своих офицеров: "... Снимите это на пленку, запишите рассказы свидетелей. Зачем? Потому что рано или поздно появится какой-нибудь человек, который осмелится сказать, что всего этого никогда не было".
2. У меня под рукой оказался любопытный документ - распоряжение рейхскомиссара Украины Коха. Это не "частный случай", это продуманная глобальная ситема. Из распоряжения однозначно следует, что нацисты изначально рассматривали покоренные народы как рабов. Не поленитесь, почитайте.

Успехов Вам.

Редколлегия сайта www.netzulim.org .

Оставить комментарий
назад        на главную