Оршанское гетто

Николай Ильючик

Орша – город и крупный железнодорожный узел на севере Беларуси. Фашисты заняли Оршу 13 июля 1941 года. Город был почти полностью разрушен – результат бомбардировок и боев. Часть населения, в том числе и еврейского, успела эвакуироваться. Но не все осознали в полной мере реальную опасность, которая пришла с оккупацией.
Первым делом «новая власть» провела регистрацию оставшегося населения. Три вопроса интересовали фашистов: национальность, дата рождения и род занятий. Евреев сразу же отделили от остального населения и приказали носить «латы» - нашивки или повязки с шестиугольными звездами. По личной инициативе заместителя коменданта города Пауля Айка для евреев были введены различные запреты и ограничения. Белорусам и русским было разрешено ходить по городу до 19 часов вечера, а евреям — только до 18 часов. Были введены ограничения по продаже продовольствия. Продуктов не хватало. На рынке по приказу коменданта города всегда организовывали две очереди: одна — для славян, другая — для евреев. После регистрации было организовано рабочее бюро. Евреев посылали на самые тяжелые работы: разборку завалов, строительные работы, уборку трупов ...
Нацисты насаждали свой “новый порядок” через унижение, ограничение прав и свобод, через угрозу смерти. Евреи старались как-то держаться. Люди всегда верят и надеются на лучшее. Но нацисты уже приготовили для евреев чудовищное испытание, положившее конец всем иллюзиям. В Орше в сентябре 1941 года было создано гетто. Под него была отделена улица Энгельса - от улицы Народной до польского кладбища, включая и территорию станкозавода (теперь завод «Красный Борец»). Заблаговременно планируя уничтожение тысяч невинных людей, оккупанты делали вид, что они не знают истинной причины создания гетто. Людям говорили, что скоро их всех отправят в Палестину.
Книга Г.Винницы “Горечь и боль” содержит выписки из показаний заместителя коменданта города Орши Пауля Айка во время судебного процесса в 1946 году. Процесс проходил в Минске.
«Государственный обвинитель: Когда вы к приступили организации гетто?
Айк: В сентябре 1941 года.
Прокурор: С какой целью вы создали гетто для еврейского населения?
Айк: Получил приказ.
Прокурор: С какой целью оно было создано?
Айк: Для того, чтобы еврейское население отделить от русского.
Прокурор: Созданием гетто, вы говорите, преследовалась единственная цель — изолировать еврейское население от русского?
Айк: Да. Тогда я так понимал».
Начальник оккупационных властей, да еще такого высокого ранга не особо и понимал, для чего создается еврейское гетто. Не хитрость ли это? Или желание любой ценой избежать возмездия? А вот еще цитата из вышеназванной книги. В акте «О зверствах и разрушениях, учиненных немецко-фашистскими захватчиками в городе Орше от 30 июня 1944 года». Акт составлен майором Лущинским, капитаном Владимирским и другими уполномоченными лицами: «С первых дней оккупации немцы приступили к массовому истреблению советских граждан, и в особенности к истреблению еврейского населения города. В дома по Городнянской улице от моста до кладбища были согнаны 2900 человек, которых изолировали от остального населения, истязали, подвергали пыткам, побоям и содержали на голодном пайке». Все становится предельно ясным. Изначальной целью создания гетто было уничтожение евреев.
По приказу Пауля Айка в течение трех дней все еврейское население Орши было согнано в гетто. Не успевших переселиться вовремя, в гетто доставляли гестаповцы. Гетто было обнесено колючей проволокой, были выставлены посты. Людям было запрещено покидать место изоляции. Очевидцы в своих воспоминаниях свидетельствуют, что было очень тесно. Размещение евреев было невероятно плотным. На месте создания гетто на тот момент сохранилось не более 25 домов, некоторые находились в полуразрушенном состоянии. Условия проживания были ужасающими. Дощатые нары, кровати стояли очень плотно. Люди жили на чердаках, в подвалах, в сараях и хозпостройках, страдали от недоедания и ужасных антисанитарных условий. Очень быстро распространилась эпидемия тифа. Люди ежедневно умирали десятками. А по ночам в гетто приходили полицаи и немецкие солдаты. Грабили, убивали, были случаи изнасилования молодых девушек. Оккупационные власти закрывали на эти безобразия глаза, на жалобы никто не реагировал.
В гетто был создан юденрат, начальником которого назначили Каждана, работавшего до войны главным бухгалтером. Старшинами еврейских общин в гетто были Кацнельсон и Кантор. Сразу после создания гетто на еврейское население была наложена контрибуция в размере 250 тысяч рублей. Половина этой суммы была внесена деньгами, а половина — ценностями. Было собрано около 2 тысяч вещей из золота, серебра и драгоценных камней. По словам Пауля Айка на судебном процессе в 1946 году, денежные средства остались в управлении Орши, а ценности были отправлены в Германию. Евреев гоняли на работы. Ужасная атмосфера гетто вызывала среди его узников протест и стремление избавиться от мучений. Многие бежали из гетто и присоединились к в близлежащих лесах к партизанам. Некоторые были застрелены при попытке побега. Люди были доведены до чудовищного состояния. Голодные, изможденные люди дрались из-за куска заплесневелого хлеба или мерзлой картошки. Многие белорусы помогали евреям как могли. Они подвергали себя и свои семьи смертельной опасности, помогая евреям или укрывая их от нацистов. В нечеловеческих условиях узники гетто находились около трех месяцев. Много людей, не выдержав холода, голода и болезней, умерло. Остальных ожидал трагичный конец.
И снова показания того же заместителя коменданта города Орши Пауля Айка на судебном процессе:
«Прокурор: Сколько месяцев еврейское население содержалось в гетто?
Айк: Три месяца.
Прокурор: Какова дальнейшая судьба людей, содержавшихся в гетто?
Айк: Они были расстреляны.
Прокурор: В чем они обвинялись?
Айк: Ни в чем».
Справедливость по-немецки - уничтожение ни в чем не повинных людей. Только за то, что они евреи. В ноябре 1941 года военнопленные вырыли глубокую и широкую траншею на еврейском кладбище, которое граничило с гетто. Ранним утром 26 ноября солдаты и полицаи окружили гетто. Узников выгоняли из домов и бараков и приказывали строиться у ворот кладбища. Затем дома обыскивали с собаками. Некоторые пытались спрятаться в подвалах, на чердаках и в разного рода укрытиях. Все было тщетным. Нелюди находили несчастных, избивали, на людей натравливали собак. Ликвидация гетто происходила 26 и 27 ноября 1941 года. Уничтожение производилось в два приема и двумя способами. Одна партия была отправлена на станцию Орша-Западная. Здесь около 2000 человек погрузили в товарные вагоны и отравили зараженной питьевой водой. Другая партия была расстреляна в овраге между еврейским и польским кладбищами (теперь это территория Оршанского инструментального завода). Евреев небольшими группами в сопровождении конвоя начали выводить на еврейское кладбище, к заранее подготовленым ямам. На лицах обреченных ужас. Непосредственно около траншей взрослые и дети по приказу конвоиров раздевались, складывали вещи и одежду в кучи, а затем людей сталкивали в яму. Стоящие у края траншей нацисты расстреливали их из автоматов. Было расстреляно более 2000 человек. Потом сюда же на захоронение были привезены и трупы отравленных евреев на станции Орша-Западная. Расстрелы производило подразделение СС. Местный гарнизон отвечал за оцепление территории и конвоирование обреченных. 30 семей евреев - ремесленников, портных, сапожников, часовых мастеров и других специалистов были оставлены в живых. Но позже их всех постигла такая же трагическая участь. Вплоть до освобождения, на еврейском кладбище продолжались расстрелы. Сюда доставлялись евреи, пойманные фашистами в других местах.
В сентябре 1943 года, когда Красная Армия подходила к Орше, немцы начали заметать следы своего невиданного в истории террора. По личному приказу Гиммлера военнопленные начали производить раскопки и сожжение трупов расстрелянных евреев.
Рядом с еврейским кладбищем находился бывший засолочный пункт. В первых числах октября 1943 года для сокрытия следов массовых расстрелов на еврейском кладбище немцы в течение одной ночи огородили засолочный пункт высоким деревянным забором. Внутри находилось 24 засолочных чана. Эти чаны загружали трупами, заливали бензином и поджигали. В течение пяти дней производилось сжигание трупов в чанах и траншеях, вырытых военнопленными от еврейского кладбища до засолочного пункта. Трупы для сжигания привозили и из других мест массовых расстрелов. Город задыхался от зловонного дыма. Вокруг забора стояла охрана и никого не подпускала. Военнопленные, выполнявшие эту страшную работу, по окончании ее были расстреляны. Нацисты избавлялись от свидетелей своих злодеяний.
После освобождения Орши была создана Чрезвычайная государственная комиссия по расследованию и установлению злодеяний немецко-фашистских захватчиков и учета причиненного ими ущерба. Она установила: «На территории еврейского кладбища обнаружены две ямы длиной 23 метра, шириной 6 метров и глубиной 3 метра и 24 ямы-чана бывшего засолочного пункта. Перед каждой ямой находится пепелище 4—5 метров в диаметре, на которых, по свидетельским показаниям, производилось сжигание извлеченных из ям трупов. При осмотре пепелищ обнаружены остатки обгоревших человеческих костей. Следствием установлено, что на еврейском кладбище расстреляно около 6000 человек мирных жителей г.Орши. Трупы были сожжены немцами с целью сокрытия следов фашистских злодеяний».
В истории Оршанского гетто существуют вопросы, на которые пока нет ответов. В разных источниках есть количественные различия в числе жертв. Но исследования по данному вопросу продолжаются, сопоставляются данные источников, проводится научная работа. Главное – нет забвения, нет безразличия.
 

Оставить комментарий
назад        на главную